Отрывок из шестой книги:


«На протяжении всей своей жизни я постоянно ощущал, как меня ведут Свыше. Здесь я хотел бы описать некоторые конкретные события из моей жизни, в которых этот факт становится очевидным.»


«ПРИЗЫВ НА ОЧИСТНЫЕ РАБОТЫ НА КРЫШЕ ЯДЕРНОГО РЕАКТОРА В ЧЕРНОБЫЛЕ

Событие произошло в сентябре 1986 года, когда я учился в институте города Барнаула по специальности ‹Физика, астрономия и информатика›. В один из дней я получил повестку из местного военкомата на чернобыльские очистные работы. Хотя авария на реакторе произошла ещё в конце апреля, работы по очистке продолжались очень долго. Речь шла об удалении радиоактивных отходов с крыши Чернобыльской АЭС.

В повестке было указано, что явиться следует в военкомат, и что оттуда в тот же день нас отправят на поезде в Чернобыль. Для нескольких дней поездки и пребывания на месте в течение всего периода работ на АЭС необходимо было взять с собой только приборы для еды и необходимые гигиенические средства. Времени хватило только на то, чтобы подготовить всё необходимое. Следующее утро было временем сбора.

Я попрощался с близкими на неопределенный срок и направился в военкомат. Меня и других призывников собрали в большом зале для приветствия и лекции. Нас было около сотни человек в возрасте от двадцати до сорока лет. В конце лекции офицер, проводивший презентацию, объявил о 15-минутном перерыве, после которого будет дана некоторая организационная информация, прежде чем мы отправимся в Чернобыль.

Все встали и направились к выходу на перерыв. Ещё со школьных времен у меня была особая привычка - пропускать вперед себя всех остальных людей, входить или выходить последним. Так я сделал и на этот раз. Я ждал и смотрел, как все пошли к выходу, и только потом, очень медленно и спокойно, пошёл в том же направлении. Проходя мимо кафедры, я невольно услышал разговор молодого человека, как оказалось позже - студента, с офицером. Молодой человек спросил у него, как будут обстоять дела с его учёбой в институте, когда он вернётся после этих работ, сможет ли он возобновить учебу или придётся повторить какую-то часть? Услышав это, я замер поблизости. Офицер удивленно спросил: ‹Вы учитесь?› На что студент кивнул в подтверждение. ‹Где именно и какой специальности Вы обучаетесь?› - уточнял офицер. Молодой человек объяснил ему, что учится на музыкальном факультете Алтайского Государственного Института Культуры здесь, в Барнауле. Я медленно прохаживался по комнате, но оставался неподалёку и слушал с всё возрастающим интересом, так как эта тема затрагивала и меня, поскольку я тоже учился, но в Барнаульском Государственном Педагогическом Институте. Конечно, меня также интересовало, как всё может сложиться после моего возвращения из Чернобыля. Однако сам я бы никогда не спросил об этом по двум причинам: во-первых, потому что на меня очень сильно повлияла моя любимая бабушка, её жизненная мудрость ‹Я всегда принимаю жизнь такой, какая она есть› запомнилась мне навсегда и соответствовала моему внутреннему состоянию, а во-вторых, потому, что в этот момент моей жизни я старался давать себя Свыше вести. Совершенно неожиданно я услышал, как офицер сказал: ‹Если Вы учитесь, Вам не надо ехать в Чернобыль, Вы можете остаться здесь и продолжать учебу без перерыва›. Я подумал, что неправильно расслышал. Может ли быть что-то подобное? Это означало бы, что и мне не пришлось бы ехать из-за учебы и участвовать в этих работах. Я снова остановился и задумался, попытался мгновенно оценить и взвесить ситуацию и возможности, но внутри я оставался совершенно спокойным. В конце концов, чернобыльская авария произошла, и кому-то нужно было позаботиться о её последствиях. Неужели все остальные должны были поехать туда, а я - один из немногих, нет? Сначала мне не очень хотелось это признать, и, с другой стороны, я был готов к этому испытанию. Некоторое время я размышлял, прежде чем принял решение. Я увидел в якобы случайно услышанном разговоре у кафедры знак Свыше. Тем не менее, я оставался открытым для ситуации, чтобы прочувствовать дальнейшее развитие событий, чтобы при необходимости знак сам по себе смог с ещё большей ясностью проявиться. Я бы не стал настаивать на своём, просто спросил бы о моём случае. ‹На самом деле, - думал я, - спросить ничего не стоит, и то, что должно со мной произойти, пусть свершится›. Когда я подошёл к офицеру, я прежде всего извинился за то, что случайно услышал предыдущий разговор. Затем я сказал, что тоже ещё учусь, но, конечно же, абсолютно готов поехать в Чернобыль со всеми остальными для очистительных работ. Я был без всякого сомнения полностью открыт и готов для обеих путей, возможностей. Офицер выглядел одновременно встревоженным и внутренне обрадованным тем фактом, что ещё один из новобранцев оказался студентом, и, несмотря ни на что, готов идти туда. Он сразу же спросил меня, где и какой специальности я обучаюсь. Я рассказал ему, после чего он сказал мне, внутренне открытому для обеих путей, очень просто: ‹Я желаю Вам всего наилучшего в учебе! Вы освобождены от этих работ и можете идти.› Я чувствовал себя, как во сне. Хотя я со внутренним смирением принял бы и другой путь, моя душа была наполнена большой радостью и глубокой благодарностью.

Как я узнал позже, разные источники информации давали разную статистику, но суть сводилась к тому, что в проведении очистных работ в Чернобыле было занято от 500.000 до 1.200.000 человек, их называли ликвидаторами. По разным данным, в результате погибло около 20.000 человек, задействованных в этой работе, некоторые из них до сих пор страдают от последствий, в том числе и их дети. Крыша реактора была самой опасной. Ликвидатору разрешалось оставаться там только 45 секунд за раз, используя самые примитивные средства для удаления высокорадиоактивных материалов, поскольку дистанционно управляемые машины не справлялись с такой радиационной активностью. Тогда как человеческий организм оказался более выносливым и какое-то время мог справляться с такими нагрузками. 

Божественное ведение, которое показало мне мою судьбу, чтобы избежать всего этого, послало мне ясный знак. Поскольку сам я последовал бы приказу этого призыва со всеми последствиями и понимал это ведение как путь, намеченный для меня, требовался специальный знак, которым и стал случайно подслушанный мной разговор, кардинально изменивший мою жизнь, который остановил меня и направил в другом направлении, предназначенном для меня. С человеческой точки зрения можно сказать, что божественное ведение использовало для этой цели мою старую и надежную привычку в повседневной жизни всегда пропускать других вперед. Не стоит пренебрегать и личностью офицера. Очевидно, что было крайне важно, чтобы именно этот человек был там в это время, а не какой-либо другой, который мог бы принять иное решение в рамках своих полномочий.»





шестая книга находится ещё в обработке!


                              
АНОНС!
    








© Ad novam cogitandi


E: auteur@xn--pierrealiz-k7a.ch